Имя Софья в Армении не очень распространенно. Это вам не Анна, которое категорически нельзя выкрикивать на улице, потому что оборачивается каждая вторая особа женского пола. И которым нельзя представляться по телефону, без уточняющего эпитета - здравствуйте, это Анна (Симонян, Огостос, дочь Иры и Арташа, коллега Погоса, знакомая Петроса и нелюбовница Мартироса). Софья, это красивое строгое имя, сокращаемое в Ереване до одесской Софы, - раритет или почти раритет. Но не в моей жизни.

Потому что в моей жизни Соф три. Строго говоря, их четыре, Софьей зовут мою бабушку, но поскольку я ее зову тата, Софой я ее не считаю. И вообще, она никогда не была Софой, она Софья Григорьевна.

Так что Соф у меня три. Сестра любимая, она же [livejournal.com profile] dorotya . Подруга ненаглядная с ЖЖ, она же [livejournal.com profile] sophit . И еще одна подруга ненаглядная, но без ЖЖ. Я особенно люблю, когда они собираются у меня все втроем, потому что они почему-то автоматом кучкуются в ряд на диване и начинают галдеть. Это прелестное зрелище я называю "софятником".

И если Доротю и Софит вы уже знаете, то Софу без ЖЖ вы не знаете, и вы многое потеряли.

Дружим мы так давно, что я даже помню то время, когда наша трехлетняя разница в возрасте казалась огромной. И так давно, что я просто не помню, когда мы познакомились. И обычно, когда я о ней где-то упоминаю, все протягивают "ааааааа, это та красивая девочка..." Софу знают все. И все ей мечтают понравиться. Потому что понравиться такой красивой женщине с повадками английской королевы  - это круче, чем иметь свой бентли. И после этого даже не надо мериться рейтингом. 

Софа - человек, к которому все приходят поплакаться на жизнь, потому что она деликатна и умна. Софа - человек, с которым можно душевно напиться, и при этом не потерять достоинство. Ну и вообще, в ее обществе достоинство само собой откуда-то возникает и начинает играть яркими красками.

Иногда когда меня несет, я обращаюсь к Софе за советом. Вообще, многие мои друзья для меня стали мерилом чего-то. Ну например, доброту я замеряю в Олях-Варданах. Честность я замеряю в Шурах. Праздник я замеряю в Чупсах. А в Софах я измеряю такт.

Сегодня решила протестировать об Софу одно свое письмо. Посмотри, говорю, не резковато.

Ты знаешь,  - сказала Софа, - я с тобой согласна по всем пунктам. Но если хочешь, убери слово @#$дец.
... Высоколобые тетеньки с консерваторским образованием с презрением поглядывают на чиновников средней руки. Обсудив важнейщую тему диет в условиях армянской действительности, одна из них говорит: "Тут столько людей, не имеющих отношения к музыке. Вот это, к примеру, врач. Он так далек от всего этого". Видимо, тетеньке необходимо дать право распределять билеты. Чтобы в зал просачивались только люди, имеющие отношение. А остальные - пусть на улице обождут.

Но уже через секунду это становится неважным. Потому что это такое странное чудо, музыка, рождающаяся  в этих странных деревянных предметах, мне непонятное и от того еще более изумительное. Потому что так странно выуживать ухом партию контрабаса - почему-то я люблю прослеживать партию контрабаса. Мне вообще нравится контрабас, он большой и ворчливый. И я правда ничего не смыслю в серьезной музыке, но откуда-то была уверенность, что в заявленных ариях итальянских композиторов непременно будет та-самая-названия-которой-я-не-знаю-но-очень-люблю, и она была. Мушегян, возвращайся уже в режим онлайн, у меня накопилась к тебе куча вопросов про музыку:)

А потом была прелестная свара в гардеробной, где высоколобая публика с консерваторским образованием и закамуфлированные под эстетов чиновники средней руки орали на гардеробщиц, перепрыгивали через прилавки и стаскивали свои пОльты, наступали друг другу в очереди на пятки и всеми прочими способами демонстрировали запредельную культуру, утонченность и интеллигентность.

И было очень трудно сохранить в себе музыку. Потому в очереди за пальто я сосредоточено думала о своем бывшем ученике с партийной кличкой Валторнист, которого было так радостно встретить на концерте. Потому что всегда бывает радостно его видеть, потому что это такой теплый и искренний парень, и потому что его я действительно научила английскому, и было это сто пятьдесят тысяч лет назад.
Ну а куда еще поступать девочкам, которые так и не разобрались с логарифмами и не сумели постичь тайны валентности?

Конечно, "по линии языков", как это называется в Ереване. Добропорядочные девочки из добропорядочных армянских семей, откатав в детстве семь классов музыкалки, изучают иностранные языки.

200 добропорядочных девчонок в год поступают на факультет английского языка. Толстые и худые, красивые и не очень, способные и откровенные тупицы. Весь первый месяц их учат правильно взрывать n после альвеолярных согласных и не аспирировать p, t, k после s. Эти фонетические изыски усваивают не все, но зато каждой второй за этот месяц удается англицировать свое имя - зачастую до неузнаваемости.

Read more... )
- Вот сюда я и встану, - сказала Софа, руля к обочине.
У Хандут загорелись глаза:
- А ты умеешь??
-Конечно, умею! - гордо сказала Софа.
И через секунду добавила чуть менее гордо:
- Правда, я умею это делать с другой стороны....

Будучи безнадежным пешеходом, я захрюкала от смеха и хрюкала все то время, пока Софа вписывалась между большой машинкой типа джип и советской машинкой типа жигули, под деловитые инструкции висящей из заднего окна Хандут: "вперед-назад-вперед". Потом Хандя заорала "стоп!", а Софа возмутилась: -Почему стоп, там же еще полно места!
- Нет там места, ты уже в бордюр уперлась!

Я захрюкала с новой силой, за что заслуженно огребла от подруг:
- А что ты ржешь? Параллельная парковка - это самое трудное в вождении!

Так Августа узнала, что на свете существует понятие параллельной парковки. К чести Софы, параллельная парковка в другую сторону состоялась, и мы отправились в Кактус стучать ледышками в мохито.

Меня совершенно не интересуют автомобили и мобильники. Мне скучно с ними. Правда. Когда пришла пора выбирать служебную трубку, и девушка из отдела кадров предложила просмотреть список из 10 наименований в интернете, я ужаснулась и ткнула пальцем в ее собственный телефон "а можно мне такой?" Потом я с душевным трепетом ждала, когда мне его выдадут, потому что боялась: я видела, что такие телефоны бывают розовые, а розовый телефон - это просто конец света. С розовым телефоном мне было бы стыдно на люди показаться. Трубка оказалась золотистой. И поскольку это моя первая Нокия, единственное, что мне вчера удалось с ней сделать - это привесить шнурочек. Причем не читая инструкцию.
Думаю, мое достижение со шнурочком вполне сравнимо с параллельной парковкой.
Был мой 27-ой день рождения и было грустно. 27-ого дня рождения я ждала с особой душевной тоской, даже больше, чем тридцатилетия, потому что в подростковые годы обнаружила для себя, что все - или почти все - ОНИ умирали в 27. "Не могли такие яркие люди, как Джим, дожить до тридцати", - с пубертатным пафосом говорили мы с друзьями лет этак в 15, будучи в полной уверенности, что и нам яркости хватит на то, чтоб ну если не откинуть копыта, не дожив до глубокой старости в 30 лет, то хотя бы остаться вечно молодыми и вечно пьяными.

Но сакраментальная цифра 27 наступила, и было ясно: мои шансы умереть от передоза полностью нивелировались моим благоразумием, обывательским благополучием и умением запекать на Новый год тот самый пресловутый окорок. А посему остается только оплакать свою ушедшую молодость в компании дорогих друзей.

Церемония прощания с молодостью затянулась часов до трех-четырех утра. Панихида, поминки, седьмой день, сороковина - все траурные церемонии были совмещены. Гроб моей молодости был засыпан осколками битых рюмок и залит водкой. Проснувшись наутро, я с лихвой ощутила все физические неприятности процесса старения - во рту гадко, голова гудит, вставать с постели не хочется. При этом умерла только молодость, физическая же моя оболочка функционирует и требует условий для жизни, которых на тот момент в моей квартире не было. Потому что были декорации к роману "Разгром".

Августа ползала по квартире, собирая грязную посуду, выгребая пепел из немыслимых мест и говорила себе: вот она, старость. На, жри ее. Наслаждайся.

От скорбных послепохоронных мыслей Августу оторвал звонок в дверь.

На пороге стояла сухонькая старушенция-Божий одуван. Совершенно прозрачная от старости, она оглядела меня, уже сутки живущую по ту сторону от молодости, и сказала:

- Детка, а мама дома?
- Мама???
- Ну да, мама, я тут приправы продаю разные, думала, может захочет?

Бабуля, ну ты даешь! хотела сказать я. Я уже 5 лет сама себе покупаю приправы, бабуля! Причем тут мама???

Но сказала я только: да нет, спасибо, не надо.

Закрыла дверь, посмотрела на себя в зеркало. И отложила смерть моей молодости до тридцатилетия.
Решили с мужем пересмотреть наши отношения. Вникли в их цивилизационно-геополитический контекст, и сразу все стало понятно. Семейные конфликты - они ведь не просто так. Они ведь тоже суть историко-этническое наследие. 

Очевидно, что весь наш брак - продукт впитанных им с молоком русской матери великоросских имперских замашек и моей жгучей русофобии, (которая, конечно же, является результатом моих либерастически промытых мозгов, но сейчас не об этом). Только такой продавшийся Западу русофоб как я может упорно продолжать требовать уважения к моим национальным правам путем своевременной отправки грязного белья в предназначенную для этого дела емкость , в то время как он, чертов империалист, привыкший устанавливать свои порядки на моей древней земле, продолжает его складировать на стуле!

Так теперь и общаемся.
Read more... )
У гастрономически-коммуникационной культуры Еревана есть две важнейшие составляющие: ми бажак сурч (чашка кофе) и ми ктор хац (кусок хлеба).

Поговорим же сегодня о мибажаксурч.

Кофе неотъемлем от Еревана, как неотъемлемы круглые армянские очереди, как неотъемлемо слово "джан", как неотъемлемы фонтанчики для питья со звучным названием "пулпулак". В Ереване кофе - это не просто главный напиток. Кофе - это что-то вроде хлеба, воды и сигареты одновременно. Вы скажете: "что за глупости, кофе пьют везде?" А вот и нет, скажу я вам. У каждого города есть свой традиционный напиток. Это тот, который вам предлагают в первую очередь, если вы зашли в гости. Если первое, что вам сказали коренные жители города - это "чаю хотите", все, кино кончилось. Это чайный город. В Ереване же первым долгом предложат кофе - мибажаксурч.
Read more... )
Решить, что гостей стоит угостить домашней хашламой из ягненка.

Осознать, что ягнятину в жизни не покупала и договориться со специально приглашенным Экспертом в лице мамы о совместном походе за мясом. Провести дознание среди предполагаемых гостей на предмет «а едите ли вы баранину?», получить утвердительные ответы и наивно этому поверить.

Посчитать предполагаемое количество гостей – 6 пар плюс Тигран, человек больших возможностей.

Read more... )
Для того, чтобы будучи женщиной, выживать в столице Армении Ереване, нужно знать много чего.

Первое, что нужно знать и к чему нужно быть морально и физически готовой - это армянские мужчины на улицах. В отличие от многих других городов мира, мужчины Еревана считают себя вправе оценивать проходящих женщин. Потому мужчны Еревана смотрят на тебя в упор и пристально. Это вовсе не означает, что выходя из дому, ты забыла надеть юбку, или потекла тушь, или у тебя на лбу вытатуировано "женщина - доступная, поведение - легкое". Просто это национальное мужское хобби - смотреть на женщин. Что, разумеется, нормально и естественно, но все-таки хотелось бы большей деликатности в проявлении полового интереса.

ЧТО ДЕЛАТЬ: ничего. стараться не встречаться глазами, напускать на себя независимый вид, задирать нос и идти дальше. За просмотр в Ереване денег не берут, иначе мы все бы уже были миллионершами.
Read more... )
В парикмахерскую зашел бородатый мужчина, и сразу стало шумно. Шутки-прибаутки, флирт.
 
- Как хорошо, что ты пришел, Вардан джан, иди, я на тебе мою новую машинку  испробую, - призывно сказала самая вульгарная парикмахерша.
 - Отдаю свою нестриженую голову в твои волшебные ручки, Лиан джан. Только без экспериментов пожалуйста!
- Как можно, Вардан джан! Ты же знаешь, мы все тебя так любим! Ну и что, что я в прошлый раз об тебя ножницы сломала!
 - Вот с этих пор я и понял, как ты меня любишь!
- Вардан джан, наш Арам приходил, хотят сына крестить. Ну я их к тебе направила, были моими клиентами, станут – твоими.
 - Молодец, дорогая, правильно сделала.
 
В разговор включается другая парикмахерша:
- Вардан, а ты Пост соблюдаешь?
 - Соблюдаю.
 - Я тоже хочу, но на весь пост меня не хватит. Хочу только последнюю неделю, чтоб и Цом провести
 - Ахчи, не Цом, а Дзон* . Что тебе даст эта неделя, надо хотя бы две!
- Две? Ну ладно, сделаю две. В конце концов, можно грибы готовить с ачаром, авелук, баклажаны у меня есть консервированные…
 - Ахчи джан, ты не о том должна думать, как бы что поесть, а наоборот, как бы не поесть! В этом весь смысл Поста!
- (вкрадчиво) Вардаааааан, а это правда, что во время Поста нельзя… ну это… то самое….
- Вообще-то нельзя, конечно.
- Даже с мужем?
 - Ахчи, а с кем ты собиралась это делать кроме мужа? (раскатистый хохот) Вот ведь бесстыдница!
 
 
… Выходя, я заглядываю в зеркало, в котором отражается Вардан. Это - священник соседней церкви. Не Вардан, а тер Вардан.
 
 
 
*( Великая суббота, день строгого поста. При этом и Вардан, и парикмахерши пост называли не Пахк, а Пас, на просторечный манер).
 
 
 
Знаете ли вы, о достойнейшие из достойных, чему должна посвятить свой отпуск Настоящая Армянская Женщина?:)

Под катом длинный гендерно-этнографический очерк.

Read more... )
Мне, братцы, вчера с таксистами повезло, ой повезло!

Первый оказался политически активным. Настолько, что состоит в партии. И не просто в партии, а аж в АОД. Честное слово, впервые в жизни вижу партийного таксиста. Тем более, таксиста-аодовца.

Вы, говорит, не подумайте чего, я в партию вступил в 1998, сразу после отставки Левона Акопыча, потому что я такой вот человек, принципиальный! И дочка моя в молодежном крыле АОД состоит. Она у меня молодец, в Брюсова учится, три языка изучает. Я как, говорит, думаю? Я, говорит, думаю так, что даже если мы к власти не придем, АОД всегда всякие семинары организует. А на семинары эти не кто-нибудь приезжает, а иностранцы. И мне сам Манукян пообещал, что дочка моя переводить будет на семинарах. Хорошая это работа - переводчик, знаете ли. Особенно на семинарах всяких переводить. И не легкая, говорит, работа, я вам скажу, столько говорить-то...

Сами понимаете, братцы, как интересно мне было слушать про работу переводчика от таксиста-члена АОД:)

А на обратном пути тоже весело было. Занесла нас нелегкая на развалины храма Звартноц, близ которого британское посольство день рождения королевы своей отмечало. Ну постояли с бокальчиками, на ярмарку тщеславия полюбовались, решили возвращаться домой. А надо вам сказать, что нынче в Армении на каждого жителя по одной таксишной фирме приходится. И одногруппник мой, А., прочитав лекцию о недопустимости контактов с той таксишной конторой, которой пользуюсь я, сказал: я сейчас хорошей фирме позовню, Ангел называется.

Ну позвонил. Ангел через некоторое время доложил о своем прилете. И потянулись мы от руин храма к шоссе. Вышли - а Ангела-то нет. После длительных перезвонов диспетчер обиженно завил А: ваша машина стоит у ресторана Звартноц! А. завопил: Какой ресторан, она у храма Звартноц должна стоять! Диспетчер: Какого еще храма Звартноц?? А.: Который в 10 веке землетрясением разрушило! Диспетчер решил, что над ним издеваются и вконец обиделся.

Еще через 15 минут длительной разъяснительной работы Ангел, наконец, соблаговлил появиться. Обиженный явно. Потому что нормальные люди в Армении, говоря Звартноц, понимают либо абэкт, либо аэропорт. А нас, понимаешь, в храм понесло. К тому же разрушенный 11 веков назад землетрясением.

Вот так мы просветили одного диспетчера и одного таксиста о существовании в Армении исторического комплекса Звартноц. Именем которого, собственно, и аэропорт с рестораном называются. Несем, стало быть, культуру в массы, не смотря ни на что.
Этот салон красоты находится в самом центре города. Он считается достаточно дорогим и престижным, хотя есть и покруче. В салоне работают жрицы красоты: администраторы, парикмахеры, косметологи, маникюрщицы. Средний возраст – 30 лет. Большая часть не замужем. У каждой из них своя «история восхождения». Восхождение в этой профессии – это переход из дешевых салонов на окраинах в более дорогие салоны на Комитаса, а затем – в вожделенный центр города. Этот переход имеет не только материальную сторону. Это переход от пролетарской клиентуры на третьем участке к добропорядочным домохозяйкам с высшим образованием на Комитаса и – наконец-то! – к “лицам из телевизора” в центре. Да, это статус. М. легко говорит о Карише, которая придет к ней на укладку в два. Кариша оказывается популярной армянской певицей. У Р. проходит сеансы массажа и терапии А.А., довольно молодой и высокопоставленный армянский чиновник, который борется с облысением.

“Жрицы” работают в день по 10-12 часов. У них лишь один выходной в неделю. Они очень неплохо зарабатывают, одеваются в дорогих магазинах и пользуются дорогой косметикой. Работая в салоне, причем в “приличном салоне”, они всегда ухожены – стрижка, макияж, свежеокрашенные волосы. Многие из них действительно выглядят хорошо и стильно, зачастую даже лучше своих клиентов “из телевизора”. И только с каждым годом все больше опускающиеся уголки губ выдают их безмерную усталость и неустроенность личной жизни. Потому что они работают как проклятые, и их дорогая одежда и косметика остается никем не востребованной - им просто не до выходов в свет. У них нет своих семей, а в карьере они достигли своего предела: они уже работают в “приличном салоне в центре города”.

А еще у “жриц” бывают ученицы. Юные, неопытные, часто сельские, с характерным румянцем. Ученицы проводят в салоне несколько месяцев. Они смотрят на своих наставниц со страхом и обожанием, а количество “лиц из телевизора” заставляет их то и дело что-нибудь ронять и отвлекаться от того, что делает Жрица-мастер. Жрица-мастер раздраженно делает замечания и жалуется клиенту: “как мне заставить ее нормально одеваться, ты только посмотри на эту безвкусицу”. К концу ученического срока у сельской девчонки неузнаваемо меняется форма бровей, цвет волос и прическа. Она успевает подсмотреть жесты и манеру одеваться своей Верховной жрицы и ее клиенток из телевизора. И уходит из салона с мечтой. С мечтой вернуться на постоянную работу. В салон в центре Еревана стричь волосы самой Наре, которая ведет какую-то невнятную передачу на каком-то из телеканалов.
Page generated Sep. 22nd, 2017 06:21 am
Powered by Dreamwidth Studios